fbpx

Литературные обеды в Париже

Эта литературно-гастрономическая традиция продолжалась более шести лет и вошла в историю мировой культуры. Пять великих писателей, в том числе и мой любимый Иван Сергеевич Тургенев, собирались в парижских ресторанах и за изысканным приёмом пищи обсуждали новости и читали свои произведения.

Еда залечивает раны

Начало своеобразному литературному клубу «Обеды пятерых», больше известному как «Обеды освистанных авторов» было положено 14 апреля 1874 года. Гюстав Флобер, сильно переживая за провал своей пьесы «Кандидат», пригласил друзей-писателей пообедать в парижский ресторан «Кафе Риш». За столом собрались Эмиль Золя, Альфонс Доде, Эдмон Гонкур и русский друг Флобера Иван Сергеевич Тургенев.

Литературные обеды в Париже
Альфонс Доде, Гюстав Флобер, Эмиль Золя и Иван Тургенев в парижском ресторане

Впоследствии подобные обеды стали регулярными и выяснилось, что каждому из участников клуба знакомо чувство литературного фиаско. Все последние пьесы Золя терпели неудачу за неудачей, у Альфонса Доде с треском провалилась «Лиза Тавернье» у Гонкура – «Анриетта Марешаль». Тургенев клялся товарищам, что его произведения на родине совсем не идут. Но так как снежная Россия уж очень далеко, писателю поверили на слово.

Обеды освистанных авторов

Так эти встречи стали обедами освистанных авторов. Писателям пришлась по вкусу концепция литературных посиделок с таким названием – обед талантливых людей, уважающих друг друга. Можно посетовать на неуспех, почитать отрывки из новой книги, обсудить культурные новости и, конечно же, хорошо поесть.

Что может быть восхитительнее дружеских обедов, когда сотрапезники ведут непринужденную, живую беседу, облокотясь на белую скатерть? Как люди многоопытные, мы все любили покушать. Количество блюд соответствовало числу темпераментов, количество кулинарных рецептов – числу наших родных мест. Флоберу требовалось нормандское масло и откормленные руанские утки; Эдмон де Гонкур, человек утончённый, склонный к экзотике, заказывал варенье из имбиря; Золя ел морских ежей и устриц; Тургенев лакомился икрой.

Альфонс Доде

Парижские рестораторы хорошо помнили эти обеды. Писатели садились за стол в семь часов вечера, а в два ночи трапеза ещё продолжалась. Хоть литераторы сразу же прогоняли обслугу и закрывали двери, чтобы беседа была интимной, громкий голос Флобера раздавался на весь ресторан.

Флобер гремел, Тургенев рассказывал истории, исполненные оригинальности и безупречного вкуса, Гонкур высказывал и суждения с присущей ему тонкостью и своеобразием манеры, Доде забавлял нас своими анекдотами со свойственным ему обаянием, которое делало его одним из самых восхитительных рассказчиков, каких я когда-либо знал… Сколько счастливых часов мы провели в ту пору и как горько сознавать, что они уже никогда не вернутся! Один только Флобер мог объединить нас всех своим широким отеческим объятием!

Эмиль Золя

Встречи проходили раз в месяц. Чудесным образом каждый обед совпадал с выходом новой книги. За столом звучали отрывки из «Искушения Святого Антония» и «Трёх повестей» Флобера, Гонкур читал «Девку Элизу», Золя – «Аббата Муре», Доде – «Фромона» и «Джека», Тургенев – «Живые мощи» и «Новь».

Поначалу заходит разговор об особенностях литературы, создаваемой людьми с хроническими запорами или поносами; затем мы переходим к структуре французского языка.

Эдмон Гонкур

Говорили не только о литературе. Иной раз заходил жаркий спор о человеческих страстях. После громогласных разговоров о любви и женщинах официанты с опаской поглядывали на писателей.

Я собираюсь вернуться в Париж ко дню Нового года, и тогда мы возобновим наши воскресенья и философические обеды, потребность в которых весьма ощущается.

Гюстав Флобер

После смерти Флобера в 1880 году литературные обеды сошли на нет. Кончина товарища произвела гнетущее впечатление на всех участников литературной тусовки. Тургенев как-то попытался собрать «освистанных авторов» вновь за столом, но этот обед не смог вернуть прежние времена. Стул Флобера пустовал, было тихо, разговор то и дело касался смерти.

Сколько счастливых часов мы провели в ту пору и как горько сознавать, что они уже никогда не вернутся! Один только Флобер мог объединить нас всех своим широким отеческим объятием!

Эмиль Золя

Несколько раз в разных составах литературные обеды пытались повторить, но это было совсем не то. А через три года после смерти друга ушёл и Тургенев. Так закончилась прекрасная эпоха обедов освистанных писателей.

Читайте другие истории в рубрике Интересные факты. Подписывайтесь на канал Гастропутеводитель в YouTube.

Гастропутеводитель

Ем что попало и рассказываю о еде 🍽

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.